« назад

«Ликвидация юридических лиц: прошлое и настоящее.
Записки практика за 10 лет» 01.03.2009 – Баранов В.В.

Содержание обзора:

Разговор клиента с разными юристами-ликвидаторами:

  1. – Закрыть фирму сможете?
    – А то!
    – А как? 
    - Все будет как надо: сменим участников и директора на номинальных!
    – А последствия?
    – За всё ответит новый директор!

  2. – Вы ликвидируете ООО?
    – Да, но будьте бдительны!
    – А что такое?
    – Кругом мошенники-ликвидаторы!
    – Да Вы что?!
    - А то! Нового директора поставят, а отвечать все равно Вам!
    - Так что же делать?
    - Ликвидация ООО до исключения из реестра. Или банкротить.
    – А вот налоговая проверка…
    – Тогда - сливать в регион!

  3. – Ликвидацией занимаетесь?
    – Конечно!
    - Нам нужна ликвидация предприятия!
    – А может не надо?
    – Как это?!
    – Да лучше бросить его, налоговая сама исключит из реестра!
    – Да неужели?!
    – А то! Новеллы законодательства!

В принципе, можно сказать, что в этих трех случаях с промежутком между ними в несколько лет, по-своему, был и, кстати, прав сегодня любой из консультантов в области ликвидации юридических лиц. Но для клиента с его проблемой это равносильно оказаться без компаса в бермудском треугольнике. Причинами тому являются не только различные субъективные мнения и знания специалистов-ликвидаторов, но в большей степени - изменения в законодательстве, судебной и правоприменительной практике по вопросу ликвидации за последние 10 лет. Контроль со стороны государства в лице налоговых органов также внес свою немалую лепту в ситуацию на рынке юридических услуг по ликвидации фирм и способы их ликвидации.

Раньше

Раньше в штатах юридических фирм, которые занимались ликвидацией предприятий, зачастую нельзя было найти ни одного сотрудника с высшим юридическим образованием.

Многие из этих сотрудников никогда в глаза не видели свидетельства о ликвидации юридического лица регистрационной палаты своего региона (в Москве это была Московская регистрационная палата, которая теперь занимается добровольной регистрацией печатей). Да, оно и не надо было. Ликвидация фирм предлагалась так называемыми альтернативными способами, которые не влекли исключение юридического лица из местного территориального реестра, и этим занимались все, кому не лень.

В основном ликвидаторы меняли участников или акционеров на номинальных в лице бомжей, безработных или студентов путем фиктивной купли-продажи долей или акций и затем фирму бросали. Из числа номиналов назначался и новый директор. На этом ликвидация предприятия заканчивалась. Иногда по желанию клиента ликвидаторы могли некоторое время посдавать нулевую бухгалтерскую отчетность за подписью новоиспеченного руководителя для правдоподобности произошедших в юридическом лице изменений.

Несколько позже придумали закрытие предприятий через реорганизацию юридического лица в виде слияния или присоединения с регистрацией созданной в результате реорганизации компании в другом регионе. На том, что у ликвидируемой фирмы возникал правопреемник по её правам и обязательствам, акцентов не ставилось. В Москве пресловутое Временное положение о порядке регистрации прекращения деятельности юридических лиц, зарегистрированных в городе Москве, и едином учете данных о переходе прав и обязанностей в порядке правопреемства, утвержденного постановлением Правительства Москвы № 666 от 25.08.1998 г., никого уже больше не заботило. Общероссийского государственного реестра юридических лиц не существовало. В каждом субъекте действовали свои правила, а с момента регистрации вновь созданной фирмы, образованной в результате слияния, местная регистрационная палата ставилась уже перед свершившимся фактом регистрации слияния в другом регионе и обязана была регистрировать прекращение ликвидируемой фирмы. Снимать с учета в территориальную налоговую инспекцию никто не ходил. При настойчивом требовании клиента это уже была дополнительная услуга за приличную доплату, так как нередки были случаи необходимости понуждения налоговиков к снятию с учета уже несуществующей фирмы через арбитражный суд. Положительный результат был предсказуем, но времени и сил на последний, по сути, формальный шаг затрачивалось неоправданно много.

Реорганизация в виде присоединения в тот период не работала на пользу клиента как ликвидация юридического лица без осложнений, хотя для широты ассортимента разных способов ликвидации клиентам предлагалась. Не работала, потому что ликвидируемую фирму вначале надо было снять с учета и исключить из реестра, и только после этого присоединение к другой фирме считалось состоявшимся, а ликвидируемое предприятие прекращенным. Документы при присоединении необходимо было подавать по месту нахождения ликвидируемого (присоединяющегося) юридического лица. Все это практически неизбежно влекло внеочередную выездную налоговую проверку, чего всегда и опасались клиенты. Пропадала сама суть услуги: избежать преждевременного и пристального внимание налоговых органов до момента прекращения ликвидируемого юридического лица, что позволяла делать только реорганизация в виде слияния.

Рекламой о ликвидации пестрели почти все возможные печатные издания, студенты у выхода из метро раздавали листовки от ликвидаторов. Многие в Москве также, наверное, помнят странных людей с желтыми плакатами на груди и спине с изображением мишени и жутковатой надписью «ЛИКВИДАЦИЯ ФИРМ». Эти живые рекламные призраки-самнобулы бродили в присутственных местам и всем своим видом внушали какую-то гробовую обреченность любого бизнеса и неизбежность рано или поздно услуги по ликвидации фирмы для каждого гражданина. Стоимость услуги «ликвидация фирм» варьировалась лишь от аппетита и фантазии «киллеров». Придумывали вознаграждение даже в виде % от кредиторской задолженности ликвидируемой фирмы. При условии, что отвечать по долгам и отдавать их никто не собирался, ставки и расчеты были ничем не обоснованы. Юридические фирмы по ликвидации предприятий в тот период плодились, как грибы после дождя. После денежного дождя из карманов незадачливых клиентов, надо сказать, и на почве тотального невежества псевдо-юристов.

Принудительная ликвидация юридических лиц в судах по заявлению налоговых и иных государственных органов была настолько редка, ччто говорить о ней как о массовом способе ликвидации фирм не приходилось. Суды в основном отказывали в исках о принудительной ликвидации по причинам устранимости выявленных нарушений. Основаниями к принудительной ликвидации юридического лица должны были являться грубые и неоднократные нарушения, в основном связанные с деятельностью без лицензии, когда таковая была необходима.

Потом

Потом в стан ликвидаторов пришли головастые юристы и, вооруженные всякими гипотетическими «негативными последствиями» по букве закона, быстро стали умело запугивать клиентов возможными рисками. «Нагонять жути», если говорить по-простому, или продавать уже разработанный и качественный «консалтинговый продукт», если говорить маркетинговым языком. Рекламу стали размещать в Интернете, где в виде таблиц доводили до сведения клиентов преимущества и недостатки всех возможных способов ликвидации. В основном это были одинокие страницы-дорвеи или сайт на 2-3 страницы, продвигаемые на первые места ранжирования в поисковиках по контексту "ликвидация" черными способами оптимизации. Все они были похожи как близнецы-братья, а первым, кто разработал эту табличку для клиентов, правда, с иными мотивами и целями, чем вышеприведенные, был ваш покорный слуга.

Ничего, по сути, не менялось от этой массовой профессиональной честности юристов, предлагающих ликвидацию. Услуга все равно была «вне закона», так как пропагандировалась по итогу неофициальная ликвидация предприятий Но многим клиентам было достаточно, что им дается подробная информация, «как могло бы быть плохо», если бы они не обратились именно в эту юридическую фирму. И действительно, плохо никому не было: клиентам, как и раньше, быть плохо не могло a priori, а юристы получали дополнительную оплату за качество консультационных услуг.

Ликвидацией юридических лиц занимались порой действительно неплохие профессионалы: многие из них дополнительно повышали квалификацию, получали лицензии арбитражных управляющих и были способны довести полностью до конца законную ликвидацию юридического лица с долгами. Благо Закон о банкротстве 1998 г. позволял назначить конкурсным управляющим на стадию ликвидации в арбитражном суде самого председателя ликвидационной комиссии юридического лица с долгами.

С ликвидацией путем реорганизации все массово ринулись сливаться в Иваново, Тверь и Йошкар-Олу. Можно было заказать и VIP-услугу: слияние с вновь созданной чистой фирмой, а потом вдобавок выкупить все документы и печать зарегистрированного правопреемника, чтобы быть спокойным, что ликвидируемую фирму не сольют с какой-нибудь «помойкой», а правопреемника не станут использовать в таких же сомнительных ликвидациях дальше.

Высшим пилотажем было слить «по VIP», а потом еще и обанкротить в регионе созданное в результате слияния юридическое лицо. Дорого и долго, но как ликвидация предприятия с долгами - надежней не придумаешь.

В июле 2002 г. появился Единый государственный реестр юридических лиц (ЕГРЮЛ), был введен в действие принятый годом ранее Федеральный закон о регистрации юридических лиц и индивидуальный предпринимателей № 129-ФЗ, и всю «амбарную книгу» учета юридических лиц передали в налоговое министерство. Тут же появился так называемый экспресс-метод законной ликвидации предприятия с исключением его из реестра и получением свидетельства о регистрации ликвидации юридического лица. Дело в том, что официальный обмен информацией между налоговым органом, осуществляющим регистрацию, и территориальными налоговыми инспекциями был какое-то время не отлажен. Таким образом, была возможность принять решение о ликвидации, оформить протокол, но налоговую об этом не уведомлять. Далее разместить объявление в Регистрационном вестнике (позднее «Вестник государственной регистрации» в порядке Приказа МНС № САЭ-3-09-09/508@ от 29.09.2004 г.). Через два месяца представить поэтапно документы на ликвидацию, прикинувшись «валенком». Заплатить штраф за нарушение срока уведомления регистрирующего органа в размере 5 000 рублей, через 5 рабочих дней получить свидетельства о начале ликвидации и составе ликвидационной комиссии, еще через 5 дней получить свидетельство о составлении промежуточного баланса, а еще через 5 - уже свидетельство о регистрации ликвидации юридического лица. Поначалу МИФНС № 46 по г. Москве сроки 129-го Закона, в том числе по регистрации ликвидации юридических лиц, старалась соблюдать строго, невзирая на все возникающие проблемы. За этот срок территориальная налоговая инспекция просто-напросто не успевала получить необходимые сведения и назначить проверку ликвидируемого юридического лица. Бывали случаи, когда проверка все-таки назначалась, требование о предоставлении документов на проверку было направлено и получено председателем ликвидационной комиссии, налоговые нарушения уже даже были предварительно выявлены, и налоговики томились в предвкушении жертвы, но полученное свидетельство о регистрации ликвидации юридического лица ставило на всем этом процессе жирную точку. Проверять фирму, которой нет, было более чем нелепо и бесполезно, хотя инспекторы еще какое-то время требовали кого-то придти, не понимая, что при всем желании уже по закону никто не мог быть наделен полномочиями представлять несуществующее предприятие. Надо думать, требовали по инерции или из-за негодования от подобной наглости.

Ответственность за достоверность сведений в документах, представляемых для регистрации ликвидации предприятия, лежала на заявителе-председателе ликвидационной комиссии, он же, в свою очередь, пользовался информацией, полученной из бухгалтерской отчетности и в общих чертах от бывшего руководителя, который к моменту подачи документов на регистрацию ликвидации к ликвидируемому юридическому лицу уже никакого отношения не имел. Вообщем, ответственность за «кто ошибся» размывалась, а вина в преднамеренном введении налоговые органы в заблуждение была недоказуема. Все это позволяло в большинстве случаев избежать налоговой проверки при экспресс-ликвидации юридического лица, не опасаясь за какие-либо последствия.

Начиная с 26 июня 2002 г. – даты опубликования Порядка взаимодействия регистрирующих органов при государственной регистрации юридических лиц, создаваемых путем реорганизации, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 19.06.2002 г. № 440, наконец-то заработал механизм «ликвидации» через реорганизацию в форме присоединения. Документы на присоединение стало необходимо представлять по месту нахождения юридического лица, к которому присоединяется ликвидируемая фирма. Ликвидаторы не могли пропустить этот факт, и присоединение стало вполне достоверным и выполнимым способом получить в другом регионе свидетельство о прекращении фирмы клиента.

С принятием в 2002 г. нового Закона о банкротстве лицензии арбитражных управляющих ликвидаторам пришлось временно положить на полку или оставить пылиться в рамках на стенах их офисов. Управляющих понудили объединяться в саморегулируемые организации (СРО), председателям ликвидационных комиссий запретили быть конкурсными управляющими у ликвидируемых должников, в составе имущества должника должно было хватать денег на выплату вознаграждения конкурсному управляющему, который к тому же выбирался судом из трех кандидатур, предлагаемых СРО. Все это абсолютно не вписывалось в сценарий ликвидаторов: банкротные составы арбитражных судов без устоявшейся единообразной судебной практики трактовали закон, как хотели, СРО только формировались, новые арбитражные управляющие начинали терроризировать и вымогать деньги у клиентов, что не давало возможности предлагать на рынке запланированную и контролируемую процедуру банкротства в качестве ликвидации предприятия с долгами.

Исков о принудительной ликвидации со стороны государственных органов становилось все больше, в том числе, по причинам недостаточности чистых активов у юридического лица по отношению к размеру уставного капитала. Суды вплоть до высших инстанций занимали все более строгую позицию по отношению к потенциальным коммерческим трупам. Вместе с тем росло и количество обжалований судебных решений о принудительной ликвидации, что привело к необходимости вмешательства в происходящее Конституционного Суда РФ, который в своем Постановлении от 18.07.2003 г. № 14-П подтвердил конституционность положений норм законодательства о принудительной ликвидации юридического лица.

Согласно переходным положения Закона № 129-ФЗ все фирмы, зарегистрированные ранее июля 2002 г., должны были представить о себе сведения в налоговое ведомство до начала 2003 г. для внесения этих сведений в новый ЕГРЮЛ. Невыполнение этого влекло возможность налоговых органов подать в арбитражный суд заявление о принудительной ликвидации в отношении такого юридического лица.

Для тех, кому была необходима ликвидация предприятий, началась настоящая «ликвидационная амнистия». Ликвидаторы на пару лет остались практически без работы. Зато работа по ликвидации закипела у налоговиков и оказалась для них неподъемной. Были случаи массовых подач исков от них о принудительной ликвидации брошенных или недействующих юридических лиц. Понятное дело, что председатели арбитражных судов не одобрили подобной инициативы в виде нескольких тысяч исковых заявлений, возник конфликт между судьями и мытарями. Чистка реестра за счет государства не могла продолжаться бесконечно долго. Не спасали ситуацию и вынесенные судебные решения о принудительной ликвидации юридических лиц и наложении этой обязанности в соответствии с законом на учредителей. Чтобы исключить ликвидируемую фирму из госреестра процесс ликвидации при исполнении решения суда в дальнейшем по процедуре ничем не отличался от добровольной ликвидации без судебного указания. Если собственники не хотели проходить путь официальной ликвидации раньше, то судебные решения массово не изменяли их правосознание потом и не вызывали желания тратить деньги и время на законную ликвидацию. Нужны были более кардинальные и менее затратные методы по вымарыванию реестра юридических лиц от брошенных и недействующих фирм, которых скопилось к тому времени более миллиона, в виде внесения соответствующих изменений в нормы федеральных законов, касающиеся процедуры ликвидации юридических лиц.

Сейчас

Сейчас несколько статей в ГК РФ, по одной в специальных законах о юридических лицах разных организационно-правовых форм в отношении их ликвидации, плюс ФЗ-129 не знает, наверное, только ленивый или совсем недалекий консультант.

Ликвидация юридического лица стала стандартной услугой в арсенале всех юристов-регистраторов. Практически на любом сайте юридической фирмы можно найти подробнейший перечень необходимых документов, всех аспектов и сопутствующих формальностей для ликвидации предприятия пошагово.

На рынке юридических услуг по ликвидации демпинг цен в связи с перепроизводством молодых специалистов в области права. Иногородний будущий юрист готов снимать койко-место в коммуналке в спальном районе Москвы или ездить на работу за 100 км. И все это обойдется работодателю в 15-25 тыс. рублей в месяц. На объявление о требовании такого специалиста откликнуться не менее 100 претендентов. Но демпинг никогда не значил качество. А специалист по регистрации ликвидации юридического лица совсем не значит юрист, который может разобраться в правовых коллизиях или нестандартных и сложных ситуациях при процедуре ликвидации.

В сегменте ликвидация фирм с долгами с пометкой «очень дорого» еще пасутся мастодонты - юристы по банкротству, но с начала 2005 г. в связи с принятием Федерального закона "О кредитных историях" от 30.12.2004 г. № 218-ФЗ многих клиентов преследует страх о том, что факт банкротства их бывшей фирмы может попасть в картотеку кредитных бюро и испортить тем самым клиентам кредитную историю в будущем.

В настоящий момент услуги по ликвидации через банкротство предлагают даже сами СРО, хотя коммерческая деятельность по предоставлению подобных услуг запрещена по закону их специальной правоспособностью как некоммерческих специализированных организаций.

Ликвидация предприятий через реорганизацию стала иметь свои определенные сложности: Йошкар-Олу как «кладбище» ликвидируемых фирм прикрыли уже достаточно давно, через пару лет следом за ней закрыли Нижний Новгород, еще позже приказала долго жить и самая известная в России цитадель псевдо-слияний – Киров, где вообще не надо было выдерживать даже месячного срока после публикации объявления о реорганизации до подачи документов на слияние.

Сейчас нередки случаи, когда документы на конкретное слияние подаются не один раз, при этом в слиянии участвуют по нескольку фирм. «Двоечки» (две фирмы в одну) проходят за редким исключением. За каждую такую свою альтернативно ликвидируемую фирму в общей связке каждый клиент оплачивает самостоятельно. В совокупности бюджет позволяет оказать услугу сразу всем, минимизируя расходы каждого в отдельности. Слияние с чистой фирмой и выкупом вновь созданной как ликвидация предприятия «по VIP» теперь действительно стала оправдывать свое название по сложности реализации и стоимости.

С 06 июля 2005 г. (дня публикации новой ст. 21.1 ФЗ-129) введена специальная упрощенная процедура исключения фирмы, фактически прекратившей свою деятельность, – недействующего юридического лица, как специальное основание прекращения юридического лица, не связанное с его ликвидацией по букве закона. Именно из-за того, что исключение из реестра поначалу вообще не признавалось ликвидацией и трактовалось так, как удобно государству, при реализации нового положения налоговики все же столкнулись с проблемой исключения из реестра недействующих юридических лиц с долгами перед бюджетом, которые в делах о банкротстве именуются отсутствующими должниками.

Минфин в своем письме от 27.07.2005 г. № 03-01-10/6-347 сказал, что исключение из госреестра не есть окончательная ликвидация для списания задолженности в целях налогообложения, так как возможно реанимирование должника в трехмесячный срок по заявлению любого из его кредиторов. Налоговики ему вторили на публику в своих Методических рекомендациях по организации работы регистрирующих органов (Письмо ФНС от 09.08.2005 г. № ЧД-6-09/668@), что исключать фирмы с долгами нельзя. Сами же чуть позже во внутреннем документе для служебного пользования, который официально не опубликовали, – Письмо ФНС от 18.01.2006 г. № ЧД-14-09/11 дсп@, установили иной порядок исключения из госреестра недействующих фирм, предоставив самим себе возможность исключать и должников.

Тем не менее, в судах к 01.01.2007 г. скопилось 72,5 тыс. исковых заявлений от налоговиков о банкротствах отсутствующих должников. Чтобы разрешить эту проблему понадобился ВАС РФ со своим казуальным толкованием, который указал в своем Постановлении от 20.12.2006 г. № 67 "О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о банкротстве отсутствующих должников и прекращении недействующих юридических лиц" о возможности исключения недействующих юридических лиц из ЕГРЮЛ с долгами перед бюджетом, если сама же ФНС признает нецелесообразным обращение в арбитражный суд с заявлением о банкротстве ввиду недостаточной вероятности погашения долгов в деле о банкротстве.

Надо сказать, что эту позицию высшего суда еще ранее осенью 2006 г. поддержал президент Владимир Путин на встрече с главой ВАС РФ Анатолием Ивановым.

Оно и неудивительно: по заявлению самих же налоговиков на 01 октября 2006 г. судебная ликвидация 1,175 млн. организаций, в том числе 315 тыс. с долгами перед бюджетом в размере 195 млрд. рублей, заняла бы у них 15 лет и потребовала бы 30 млрд. рублей бюджетных средств.

В сухом остатке

На сегодняшний день, так или иначе, можно рассматривать следующие способы ликвидации юридического лица с соответствующими оговорками и примечаниями.

1. Как и раньше, альтернативная ликвидация юридических лиц путем смены её участников и руководителя на номинальных персонажей является самой востребованной.

Основным риском является размер предполагаемой задолженности по налогам и сборам. Она за последние три года в совокупности не должна превышать более 500 000 рублей, если доля неуплаченных налогов и сборов составляет более 10 % от подлежащих уплате налогов и сборов за этот период, либо не более 1 500 000 рублей во избежании наличия объективной стороны преступления по ч. 1 ст. 199 УК РФ.

Номиналам же следует быть аккуратными. В нашей практике есть случай возбужденного и до сих пор не закрытого уголовного дела в отношении фиктивного руководителя. Сам собственник, числившийся в качестве консультанта, и его менеджеры дали свидетельские показания, что именно номинал был фактическим руководителем при совершении подозрительных платежей на фирмы-однодневки. Самому же номиналу противопоставить в свою защиту по идее нечего. Совет здесь один - не становиться Фунтом в еще действующей фирме и не допускать использование системы банк-клиент бывшими собственниками после назначения себя руководителем, чтобы ликвидация предприятия не оборачивалась конфликтом с уголовным законом.

2. При официальной ликвидации, если нужна, например, ликвидация ООО экспересс-методом, можно посоветовать провести сверку и заручиться изначально свежей справкой из налоговой об отсутствии задолженности по налогам и сборам. Приложить её к пакету документов, когда будете подавать заявление о регистрации ликвидации ООО юридического лица--> вместе с ликвидационным балансом на завершающей стадии. Официальный электронный обмен информацией между регистрирующим ликвидацию органом и территориальной налоговой инспекцией работает сейчас отлажено. Если есть задолженность, заявителю откажут по мотиву предоставления недостоверных сведений в ликвидационном балансе. Справка из Пенсионного фонда об отсутствии задолженности по взносам и предоставлению индивидуальных сведений о работниках понадобится теперь в любом случае в связи с изменениями в ФЗ-129 с 19.07.2007 г. Экспресс-ликвидация с целью избежания выездной налоговой проверки с оплатой штрафа за несвоевременное уведомление о начале процедуры ликвидации также еще работает, только не стоит, как раньше, пытаться представлять одним пакетом документы на получение свидетельства о начале процедуры ликвидации и получение свидетельства о согласовании состава ликвидационной комиссии: для каждого свидетельства должен быть свой комплект документов.

3. Ликвидация фирм в виде реорганизации путем слияния и присоединения сейчас стало действительно VIP-услугой, но еще работает.

Обращаться имеет смысл к тем ликвидаторам, которые сотрудничают с надежными партнерами в регионах, проверенными многолетней практикой.

В некоторых регионах зарегистрировать реорганизацию можно только после личного собеседования с руководителем налогового органа, где будет осуществляться регистрация реорганизации. Такие правила действуют, например, в Йошкар-Оле, Кирове, Нижнем Новгороде, Вологде, Белгороде и некоторых других региональных городах.

Теперь юристы, которые пекутся о своей репутации, дабы не подвергать клиента риску в течение 3 месяцев, сначала меняют участников и руководителя, а потом уже осуществляют стадию реорганизации, сколько надо долго.

Не стоит забывать, как и при официальной ликвидации, о получении справки из Пенсионного фонда об отсутствии задолженности по взносам и предоставлению индивидуальных сведений о работниках, а также выдержать месячный срок на подачу документов с момента опубликования объявления в «Вестнике государственной регистрации».

Сейчас свои гавани для реорганизаций лучше не раскрывать публично. Есть «сливные регионы» получше, где подороже и понадежнее. В любом случае с первого раза слияние получается не всегда, иногда документы приходится подавать по 2-3 раза. Для правдоподобности реорганизации сливают сразу по 3-4 фирмы. Будьте готовы, что слияние с чистыми вновь созданными фирмами или присоединение к ней обойдется значительно дороже, чем реорганизация с юридическими лицами, подобными вашему предприятию, и идущими на слияние ради ликвидации (если быть точным, ради прекращения, но с правопреемством в качестве побочного явления).

Отголоски слияний в г. Киров за 30 000 рублей еще можно увидеть в рекламе, но лучше этому не доверять. На все предметные вопросы ликвидаторы вам ответа не дадут. Сначала тоже сменят участников и директора, а потом будут подавать документы на регистрацию реорганизации до посинения, получая стандартные отказы. По факту вы заплатите за смену участников и руководителя на номиналов, но в полтора-два раза дороже за надежду, что слияние когда-нибудь состоится. Деньги не вернете, так как договор на оказание услуг по ликвидации заключался с самой ликвидируемой компанией, которая вам принадлежать уже не будет после смены собственников.

4. Ликвидация предприятий с долгами возможна путем банкротства ликвидируемого должника или по заявлению кредитора.

В настоящий момент у многих ликвидаторов налажены связи со СРО, и назначение нужной кандидатуры арбитражного управляющего является делом техники.

Оплачивать минимальное вознаграждение арбитражного управляющего в размере 10 000 рублей в месяц, установленное Законом о банкротстве, что при минимальном сроке конкурсного производства в 12 месяцев составит 120 000 рублей, тоже необязательно. Есть вполне законные схемы, позволяющие избежать отказа в принятии заявления о банкротстве из-за недостаточности имущества для оплаты расходов в деле о банкротстве, в том числе вознаграждения арбитражного управляющего.

«Паранойя» потенциальных банкротов о кредитных бюро и кредитных историях совершенно неоправданна, в чем сами кредитные бюро публично признаются у себя на сайтах.

По стандартной законной схеме кредитной организации или потенциальному партнеру без согласия на то самого юридического лица выяснить какую-либо информацию о банкротстве последнего в кредитном бюро не представляется возможным, а службы безопасности банков с частными детективами и раньше работали неплохо.

Теперь опять можно изначально планировать и оговаривать все условия по персоналиям и работе конкретных имяреков в роли председателя ликвидационной комиссии и конкурсного управляющего.

Для дополнительного спокойствия собственников, во избежании шантажа со стороны конкурсного управляющего об оплате ему законного вознаграждения, установленного судебным решением о банкротстве, за счет учредителей, стоит прислушаться к совету: предварительно при запланированном банкротстве сделать смену участников и руководителя на номиналов ликвидатора и только потом принимать все необходимые действия, направленные на ликвидацию через банкротства.

5. Наконец, самая «дешевая и простая» ликвидация предприятий – исключение недействующих юридических лиц из ЕГРЮЛ по решению налоговых органов.

Чего уж проще: не сдавать отчетность и не проводить никаких расчетов по банку. Срок «ничегонеделанья» должен быть не менее 12 месяцев, чтобы у налоговых органов появилась законная возможность принять решение об исключении брошенной фирмы из реестра. На официальном сайте издания ФНС России даже заработал новый ресурс http://search.vestnik-gosreg.ru/, который позволяет проверить в режиме online любую компанию по ОГРН или ИНН на предмет грядущего исключения из ЕГРЮЛ. Если в налоговой инспекции принято решение о предстоящем исключении предприятия из реестра, то информация о нем поступает в данную базу. Затем налоговики публикуют сведения в «Вестнике государственной регистрации» и ждут 3 месяца представителей предприятия или его кредиторов.

Наличие задолженности перед бюджетом, как уже говорилось, теперь также не является препятствием для применения процедуры исключения недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ.

© 2008 Разрешается свободное, без предварительного согласия правообладателя, использование размещенного материала любым способом с обязательным указанием:
- в печатных изданиях источника публикации «Юридическая фирма «БИЗНЕС и ЗАКОН»;
- в электронных изданиях и на Интернет-сайтах в любого рода публикациях и текстах указание на источник гиперссылкой на конкретную данную страницу сайта www.blaw.ru